вторник, 9 октября 2012 г.

Съедобные куклы. Экологические марсианские котики.


Софиона Рей.
«Пока вы тут летаете, на Земле черт его знает что творится…» – Нелиэль.
«Любое не противоречащее себе знание изначально ложно и не приемлемо для размышлений…» – Искусственный Интеллект сестер МакГи до начала Технологической Сингулярности.
Все высказывающиеся ниже мнения являются мнениями персонажей книги, авторское мнение нигде не высказывается прямо. Третье лицо, фокальные персонажи, разные точки зрения.

Чудовище из холодильника (Чудеса в рефрижераторе).
Ариса.
«Астровитянка» напоминала слегка смятую баночку из-под колы. Она была грязной тёмной, словно её изваляли в земной грязи, перед тем как забросить в космос. Впрочем, её никто в космос не кидал – такую махину не поднять обычным способом. И необычным тоже – «Астровитянку» сварили прямо на орбите из скопившегося материала, оставшегося от прошлых строек и не только них. Почти не освещенная с обратной от солнца стороны, станция казалась скоплением металлических конструкций – остатков старых судов и прочего мусора. По сути это было кладбище космолома обжитое космобродягами.
Давным-давно в далекой-далекой галактике – лет пятьдесят назад, если быть более точным – на Земле жила, курила траву и размножалась, процветала короче субкультура, именуемая в народе хиппи. Потом они ушли, спрятались и вернулись как хипстеры, чтобы снова впав на десяток лет в розовую спячку обрести, наконец, долгожданную свободу напополам с окончательным просветлением в космосе.
Изнутри это был тот еще гадюшник. Впрочем, Леви с Арисой нашли его вполне милым. Центр станции был полый и то, что в нем размещалось, оправдало самые смелые ожидания Леви. Ожидания в планет возможностей экспорта. Еще бы – такой оранжереи позавидовал бы Толкиен!
Флора, что тут произрастала, стремилась выбраться за пределы станции и полакомиться солнечными лучами, радиацией, давлением близким к полному вакууму, жуткими перепадами температуры и прочими прелестями жизни. Даже отсутствие кислорода не заботило этого зеленого монстра. И странный смятый бок станции говорил о том, что та скоро окончательно развалится, выбрасывая из себя бесполезные «семена», которым не суждено долететь отсюда никуда. Впрочем, не он интересовал капитана Доппльгангера.
Фауна, что жила в «симбиозе» с местной флорой не могла потреблять того количества пятилиственного бога Джа, что выращивала и хотела наладить экспорт. Мысль дикая и заманчивая одновременно.
В тот «вечер» они видели, как огромный кусок Флориды откололся и сполз в море. Это было похоже на…
Впрочем, Арису так и не решила, на что же это похоже. Она просто смотрела, и вместе с ней смотрели все. А потом была церемония приобщения к Зеленому Братству.
Вот тут все забыли и про Флориду, где кроме Клиффорда и его лучшего друга детства Роба никто и не бывал, и про Землю – даже про патруль вездесущий забыли. Зеленое Братство оказалось очень пестрым и дико, просто до неприличия гостеприимным. Курили все, курили всё. Все днище «баночки с колой» представляло собой огромный рефрижератор от поврежденного и кое-как залатанного грузового судна.
Бланш бродила по нему в одиночестве как неприкаянная всю двадцатичасовую оргию. Когда её нашли – всю замерзшую и такую довольную – оказалось, что там живут странные коты. Никто на станции их никогда не видел, но у всех регулярно пропадала: то еда, то трава, то другие столь необходимые настоящему космонавту вещи.
Бланш притащила одного кота под лучи света искусственного, и оказалось, что помимо зеленых светящихся глаз у него есть и прозрачный, похожий на пряди медуз мех. Кот оказался вампиром и, присосавшись к плечу Леви, напился вдоволь черной пиратской крови. Все это сопровождалось молчанием команды и криками: «гип-гип-ура!» гостеприимных туземцев. Леви требовала пистолет и грозилась устроить резню. Кот сладко посапывал, прилипнув к плечу. Рука Леви стала как тряпка и, смеясь как сумасшедшая, мускулистый капитан терлась им об трубу. Не сразу, но по лицу, выражению лица Леви все поняли – кот что-то впрыскивает в её кровь. Очень скоро Леви полюбила кота-вампира и даже отказалась оставлять его туземцам с Астровитянки. Так экипаж прибавил еще одним жадным до еды ртом.
Арису тоже хотела себе такого кота, но, сколько они с Бланш не бродили по рефрижератору – кота не нашли. Бланш сказала, что Арису отпугивает котов.
Арису стало очень грустно.
И она полезла на дерево.
-Ариса, не лезь, не надо! – Крикнула ей своим фирменным шепотом Бланш, но Арису её не послушала. К тому моменту она уже скрылась в ветвях трехсотметрового непойми-чего. Для того, чтобы вы могли представить себе всю сложность этого восхождения, Арису скажет вам, что при 0.1g ось вращения станции совпадала со стволом дерева. То-то же…
Попрощавшись с гостеприимными наркоманами, члены Черной Лагуны, владевшие Доппльгангером, сошли с лунной орбиты и через три дня вышли на орбиту Земли. Арису все это время тестировала полюбившегося Леви нямпира, его водобоязнь, его солнцебоязнь, его шумофилию и по какой-то странной, непостижимой причине чувствовала – этот каприз капитана им еще аукнется. Впрочем, Арису было до какой-то степени чихать на судьбы мира и его наполнения, включая ближайшее окружение Арису и собственно её саму.
«Я куплю наемника и ракеты», так сказала Леви, когда отправлялась на Землю вместе с механиком Робом. Помимо торпед много чего нужно было купить. А когда они вернулись с ними было существо о красных глазах, кукольном лице и синих волосах в каре – космодевочка почище ИИ Астра, она была очень культурной и поприветствовала всех поклоном.
-Знакомьтесь, это Рей она теперь с нами! Правда, прелесть? – Радостно заявила Леви, она еще вздрагивала после шопинга, видать что-то выбрасывалось ей в мозг. Вся команда на орбитальном модуле Доппльгангера смотрела на новенькую весьма хмуро. Роб старался не попадаться на глаза – наверняка его уговорили не вмешиваться в лихорадку шопинга капитанские жидовские дезет иглы, изготовленные специально для охоты на пикирующих бегемотов – 12.7мм с сердечником из закаленного карбида вольфрама – это вам не шутка!
-А где ракеты? Наемник обещанный, где все?
-Но это же РЕЙ! – Леви сияла как лампочка неоновая в Австралийской Волшебной Стране Смертников. Туда её команде и хотелось отправить на потеху зажравшемуся земному обывателю… но вот если бы не пустынные орлы поблескивали черепами со скрещенными сами знаете чем (саблями) в кобурах под мышками Леви. Капитан была на земле своя, хоть и разыскивалась там, куда ZOG еще не протянула загребущие лапы. Наполовину еврейка, наполовину русская, с плечами как у мужчины, руками силушки богатырской и оскалом старой волчицы – Леви было лет двадцать пять, но она многое повидала, Арису чуяла, что её уже не перепрограммировать.
-Нет ракет? Даже – дешевых? – Клиффорд покачала головой – врачу нужны были эти ракеты позарез, а как же! Арису разглядывала новенькую вместе с Ленор, тыча пальцами в кожный покров и щупая интересные для изучения места, а Клиф достал свое блестящее от неупотребления оружие, наверняка готовился стреляться с новенькой. И все-таки – зачем ему ракеты? Глупость. Хотя да, чем больше ракет,  тем меньше ему работы…
Все врачи – бездельники. Особенно – хирурги. Еще они любят искать мораль и философию в отсутствии стремления работать. «Ведь, правда?», вопрошала Арису у потолка.
-Тело как у настоящей девчонки. – Вероника Бланш мяла руками груди Рей и  вытянув её молочную и тонкую руку – двигала в суставе, словно руку куклы, а сама Рей выглядела порядком ошарашенной и вместе с тем такой спокойной. – Она органическая? Это что – венец экспериментов Ковчега дорвавшегося до человеческого генома своими жадными жидовскими лапами ZOG?
Леви гордо краснела. «Радостная вся такая за свою новую игрушку, счастливая дура – наш капитан…»
-И так вместо обещанного и остро необходимого всему экипажу наш капитан на наши же деньги приобрела себе секс-куклу?
-Я не кукла. – Апатично возразила Рей сладким и бархатным – словно ветер по траве у дома – голосом.
-Но секс. – Прикрыл один глаз Клиф и убрал свой чудовищный nitro express .700 «триган» с надписью «Born to kill» на псевдо мертвом и запрещенном ныне повсеместно английском обратно в кобуру. Арису переводила взгляд с его значка пацифиста на груди к круглым желтоватым очкам, от них – к светлой луковой шевелюре, кобуре огромного револьвера, способного стрелять в открытом космосе и обратно к ярко-голубым и открытым, таким добрым глазам. Клиффорд. Чем ему так не понравилась Рей?
Кукла как кукла, в Ковчеге таких тысячами создают и распродают оптом и в розницу. Ариса перевела взгляд на лицо Рей, нащупала глазами код на её груди и разглядела рядом маленький, но злобный значок копирайта. Рядом было написано «модель: Богиня, линейка: Рей; углерод, пятидесятипроцентная Лилит, три года гарантии!» и обрезанный фиговый листок NERV-ных задротов из общества Евангелиона Нового Поколения.
Арису ненавидела копирайты всей душой космопиратки, равно как и то, на чем они от души проставлены. Теперь Рей не нравилась и ей.
-Слушай Леви, это не красиво мы же договаривались, что общие деньги они на то и общие, что общие, а не твои.
-И?
-А ты на них себе куклу купила. В детстве их не было что ли?
-Я не кукла. – Еще более мягко и наивно возразила Рей.
-О боже люди – и это гостеприимство?! – Закричала вбежавшая в кают-компанию Лесли. – Рей, Юки, лапочка, идем от них ко мне в каюту, ну их – они только о деньгах и могут думать.
-А там что? – Бланш показала на ящики, но Леви сделал вид, что ящиков не существует. Глаза Ленор прищурились, словно она хотела взглянуть сквозь упаковку, а потом расширились, словно у неё это и впрямь получилось. Ленор развернулась к умиротворенной земными магазинами Леви и закричала. – Сайори, неужели ты все наши деньги потратила на платья!??
-Не все… еще на Рей хватило. Она окупится, мы же хотели наемника, а у неё три года гарантийного ремонта и вообще – если что заменят на такую же. Вот и будем учить на наемницу. На наемника гарантии-то нет… если Рей вальнут, отвезу обратно, скажу – астероидом мелким прошило, космоломом там, поменяют же!!.
И уперев руки в бока, Леви стала победоносно смеяться, довольная своей хитростью и жаждущая аплодисментов.
-Ты в своем уме, у тебя совесть есть? Девочке лет четырнадцать!
-Восемь хронологических, а биологических так да – второй размер. Но в инструкции по эксплуатации написано – она может менять цвета глаз, волос и самый важный для девочки размер усилием воли, даже забеременеть может, если снять там какой-то защитный предохранитель, в общем – трю жидовское качество, собрана учеными SEELE командой «Трон для Души» в Ковчеге! Ты представляешь себе беременную куклу?!
-Так вы даже не в Австралии садились?
-В Аве, но она – со дна Атлантической Новой Атлантиды. Кстати, на завтра в прогнозе на Аву семь восьмибальных и одно девятибалльное, представляешь? Мы удачно сели и почти удачно взлетели.
-Что значит – почти?
-У нас слегка крылышко погнулось от перекоса термоплитки и Роба тряхнуло – что-то отвалилось, Роберт теперь будет искать – что именно от шатла отвалилось, ты ему поможешь, Арису? Вместе с Хэвок, пора будить эту соню тут пинг до Астры не секунда как на Астровитянке, она поумнеть должна. А я пока платьица примерю к балу в Небесном Ватикане. Ты же знаешь, моя должна отлично выглядеть. Ведь там такой ЗАКАЗ светит!
Уменьшительно-ласкательные в устах волчицы Леви означали, что она чувствует и даже как бы признает свою вину, но не пытайтесь с нею спорить – начнет пальбу.
Такие дела.
-Я и тебе платье купила, розовенькое такое, и полосатые гетры твои к нему подойдут, только вот боюсь, ты слегка подросла. Ну, хоть груди у тебя нет – жать корсет не будет, а вот мне как страдать, представляешь? Пожалей капитана, Ариска!! – Стала тискать её Леви, прижимая к своей полной груди татуированными на Сомали нечеловечески сильными руками.
Враки же! И без покраснения. Леви никогда и ничего не боится, просто купила от балды, для галочки… и чтобы не обвиняли в Эгоизме. К тому же – при чем тут гетры? Или Леви хочет, чтобы в Небесном Ватикане на приеме у Римской Матери «малышка Ариса-тян» танцевала кордебалет?
Арису вздохнула, положила на голову свой допотопный, собранный в корпусе из-под мольберта ноутбук с сонаром и пошла в ангар искать с Робом и готичной Хэвок что же от их шатла отвалилось.



Блюз беспризорного марсианского пёсика.
Кирика Лэйн





Что-то страшное грядет (Зло появляется именно так).
Рей.
Толчком Рей проснулась. Вытянула руку и посмотрела на пальцы, моргая длинными ресницами.
Незнакомый потолок.
Рей аккуратно убрала теплую руку капитана с груди, а ногу – с живота, но осталась лежать. Сон улетел. Рей знала – что-то важное было во сне! Но вспомнить ничего уже нельзя, сколько ни пытайся.
-Ум-ня? – Сбоку появилось лицо. Красные-красные глаза, такие же Рей постоянно видела в зеркале. Только волосы у существа были пепельно-белые и длинные, а лицо – безмятежно-детское и очень живое вместе с тем.
Улыбающееся.
Рей попыталась улыбнуться в ответ.
-Привет. – Сказала она и потрогала лицо. Руки выдернули Рей из-под одеяла и девочки закружились в танце. – Я Триша, Триша Вайлентайн, Тема Лауры Триша, девочка, что любила Тома Гордона Триша, последняя американка, постъядерная я – свечусь от счастья и глупа, как Нюка Кола, а ты?
-Я – Рей.
-Я знаю, как тебя зовут, кто ты?
Рей задумалась, все вокруг крутилось, прежде чем они остановились – прошло время, Рей чувствовала непривычно мир вокруг, словно бы пробудилась ото сна. На самом деле все так и было, но другой сон – иное пробуждение.
Тут было хорошо. Уютно. Рей прислушалась к кораблю. Он что-то хотел сказать ей, но потом – передумал. Рей улыбнулась без стеснения, легко. Теперь у неё есть дом.
-Я – это я. – Ответила она ждавшей Трише и та осталась довольна ответом.
-Это называется «Рекурсия Рей», идем, Рекуррентная Рей! – Триша увлекла Рей за собой к двери, но та схватилась за переборку, сопротивляясь странной Трише. Её прикосновения были странные, словно сквозь тело пропускают электрический ток. – Ты Нео, я знаю – родилась ты недавно, пока все слишком яркое и в неоне невинности тяжкий грех отнимать мгновения твоей жизни.
Рей оглянулась на спящую среди разбросанных подушек Леви. Теперь она обнимала бедрами скатанное в рулончик одеяло.
-Доброе утро. – Прошептала Рей еле слышно, но Сайори лишь пробурчала что-то во сне и стала тереться об одеяло щекой. Рей оглядела каюту – на стенах рисунки карандашом и пастелью, в углу – маленький изящный мольберт, живые цветы и – Рей задрала голову – потолок весь сложен из мерцающих фотографий.
Небо в Киото. Хмурое и грозовое, вчера вечером оно было веселым и солнечно-приветливым. Но Рей нравилось состояние, предшествующее грозе. Пахло озоном и едва заметными духами Леви.
Схватив Рей одной рукой поперек груди, а второй – за низ живота – Триша Валентайн буквально вытянула девочку-подростка из капитанской каюты.
***
-Ух, нас с тобой услышали. Какие интересности. Рей, а ты знаешь… - снова заговорщицки зашептала на ушко Триш. – Наша Вероника Бланш или как она себя называет «Ленор» из детского дома. Туда её отправили после того, как мать в тюрьму попала на пять лет. Бедная мать одиночка, студентка, хоть и не комсомолка, в трудные годы без помощи, одна пыталась воспитывать дочь, без отца, почти без денег – училась и работала. Болела серьезно, но справлялась. И тут ей иск всучили, тогда еще так модно было, до развала США – все звукозаписывающие американские компании, потому что мама нынешней Вероники Бланш через торрент в сеть выложила музыки несколько гигабайт и торрент этот неплохо скачивался. На самом деле так делали тогда все, но нельзя же в суд подать на пару десятков миллионов человек – в стране начнется революция. Поэтому всегда искали козлов отпущения, а нашли козу. Был показательный суд, на котором маму Ленор приговорили к пяти годам тюрьмы и штрафу в двадцать пять миллионов долларов, при том, что компании требовали сто десять. И хоть адвокат пытался доказать, что вины в этом нет и все глупость – «ну не сажают же девушек, которые пожертвовали в библиотеку пару сотен купленных за свои деньги книг, по той причине, что типографии понесли убытки из разряда упущенной выгоды – так бы они продали такое-то число книг, а так люди пришли и на халяву прочитали».
Мама Ленор нашей села совсем не условно создав смешной и грустный прецедент. Над ней там издевались, конечно. Она не видела смысла ждать. Зачем? Ну, вытерпит она все это. И до конца жизни больной и одинокой студентке в кабале жить? Выплачивать эти миллионы, потому что она крайняя и им нужно было толпу припугнуть её примером? А все правообладатели держатся друг за друга и никто ей не поможет. Она одна. И дочь не отдадут. Потому что ей теперь не на что ей содержать.
Тогда мама Ленор – как же её звали, запамятовала Триша – наложила на себя руки. А девочка ждала её, ждала. И очень разозлилась, когда узнала, что мать её сама не дождалась. Оказалась слабой – так кажется, она решила?
Что же случилось позднее, Ленор? Почему этот инцидент засекречен? Маленькая Ленор – девочка, что не может вырасти из-за сбоя организма, как она причастна к тому, что однажды весь криминальный мир не взлюбил ребят и девчат из американских звукозаписывающих компаний? «С» в круге – знак копирайта, много-много кругов копирайта было выложено дымящимися, парными органами выпотрошенных детей. Преступление века, причины и последствия которого не выяснены до сих пор. Кажется, в тридцать третьем вся документация оказалась засекречена, а исполнители были амнистированы вместе со всеми другими заключенными всех времен законом 1.01 Единого Земного Правительства. Многие посмертно, некоторые вышли на свободу, но Ленор, Трише интересно – что заставило весь мир невзлюбить людей, работавших в однотипных звукозаписывающих кампаниях? Ведь даже спящие в тот вечер просыпались с чувством необузданной ненависти к людям, о которых они никогда и не слышали до того дня, что же это был за приступ такой у Человечества, скажи, Ленор? Триша любит «Секретные Материалы», Триша – сама «Секретные Материалы»!!
-У нас на борту похоже какая-то гадость опять завелась. – Ленор хмуро посмотрела на Триш и зашагала прочь, красиво ставя ножки. Рей даже не знала, что делать. – Наверняка глупую Хэвок снова взломали… - Протянула Ленор, выглядывая из-за переборки и улыбаясь. Улыбка тут же потухла, сменившись напряженным разочарованием. У Ленор очень подвижное лицо – Рей нравилось наблюдать за её мимикой. Лицо самой Рей было всегда абсолютно спокойным.
-Ленор, ты так ненавидела их?
-Ленор никого не ненавидит. Маленькие вы, ненавидеть вас еще.
-Тогда ты изменилась?
-Ленор ошибалась. Отдельные люди не причем, виновато все человечество.
-Ленор ненавидит этот символ? – Триша приподняла грудь Рей, на которой была изображена буква «C» в круге. – Символ тех, кто «ни за что» довел до самоубийства её мать? Малышка думала так, терзаясь ночами? Одиночество, никто не поймет – пожалеют, может, но не поймут – это чувствуют люди? Ленор, скажи – ведь, правда, это символ человеческих амбиций? Его самовлюбленности, его уверенности в собственной уникальности, его требовательности к творцу? Чтобы он награждал, сам – либо руками других своих творений, которые хуже проставившего сей знак, не достигли подобного; чтобы была награда, чтобы было хоть что-то… как ты думаешь, Ленор?
-Ленор не думает, она мертва. Милая маленькая мертвая девочка, которая уже и не девочка давно вовсе, хоть маленькая еще. Маленькая – и очень давно мертвая. Ленор не хочет играть с бякой в её мерзкие игры, но Ленор лень гонять бяку по кораблю, Ленор надеется бяка найдет шлюз сама и полюбит бескрайнюю пустоту космоса в гордом одиночестве.
-«Я вырву тебе яичники», ясно. А я все равно люблю тебя, Вероника Бланш!
-«Я вырву тебе яичники, сука!», на самом деле. Но это всего лишь оставшаяся реакция организма, как подергивание ноги у трупа с размозженным черепом. Веронику «Ленор» Бланш не интересуют больше такие реакции и ей лень даже говорить о них, они просто возникают в её мозгу иногда впустую и так же бессистемно тормозятся, а впрыск адреналина в кровь прекращается ничем. Тебе уже не получится убиться об Веронику – она давно мертва, убейся об переборку, кем бы ты там себя ни считала.
***
-Когда мы были маленькими – миры рвались из нас. Мы хотели, жаждали играть в бесчисленных вселенных, спасать их обитателей, искать себя, искать кого-то намного более важного, чем ты сам. В нас горели звезды жарче тысяч галактик, а в глазах отражалась живая, дышащая бесконечность. Нас читали особенными, ведь мы учились в первой, построенной на орбите Земли специально для нас школе, которой больше нет. А потом мы выросли Рей. Но есть те, кто так и не вырос, кто остался навсегда жить в нас – но уже в качестве воспоминаний. – Роберт посмотрел на Рей своими красивыми глазами. В них отражалась только грусть. – Тикки – осталась в воспоминаниях, Рей, её больше нет в этой огромной и странной, если не сказать – скучной – вселенной. Как и моей семьи.
-Я слышала – этот мир не единственный. – Осторожно ответила Рей. – Их много, я думаю – это красиво.
-Если он и впрямь бы был не единственный – я ни за что не остался в этом мире. Рей, там, где ты слышала это, не забудь для меня спросить – кто определяет, в каком мире ты продолжаешь жить? Если каждую планковскую величину времени вселенная делится на бесконечность отдельных миров, из которых состоит мультиверсуме. Почему твое сознание или твоя душа остается в том, в котором случилось событие, которого тебе всеми силами хотелось избежать? Почему оно не остается в том ином, где это событие не произошло? Кто выбирает твою дальнейшую судьбу, эту тонкую нить среди всевозможных вариаций событий. Спросишь, ладно?
-Обязательно спрошу. – Серьезно и искренне ответила Рей. Она чувствовала – это был не обычный вопрос.
***
-Во что играете?
-Учу Рей правильно убивать Кеннеди. – «Глаза» на очках Арису превратились в крестики.
-«Убить Кенни»? Это где Кеннеди выжил и стал мировым тираном?
-Это только одна из версий концовки там могут и не раскрывать правды. Вообще истина в играх последних лет перед Первыми Стартами – вещь относительная. Игра вышла в 2016 году, а действия происходят в 2033м! По легенде на начало игры – альтернативный нашему мир. Кеннеди выжил, аннексировал Канаду (вообще игра напоминает легкую пародию на Фоллаут, которая оборачивается жутчайшим трешем), а после Америка победила во Вьетнаме, принялась за весь дальний и ближний восток, и у Советов лопнуло терпения. Когда грибы потухли, Ядерная Зима закончилась и люди разгребли развалины – оказалось, что всем в мире управляют Чернокожие из ЮАР (пародия на Новокалифорнийскую Республику), которую никто не думал бомбить. Твой отец – единственный серьезный писатель того времени, написал книгу «два с половиной выстрела», в которой Кеннеди убили, не дав начать третью мировую войну, именно эта книга и является главным квестом игры. Ты – Гарри «Волшебный Стрелок» дальний потомок того самого Ли Харви Освальда и одним из вариантов (если не узнавать ВСЮ правду) является поиск разного постядерного техномусора и сборка своей собственной машины времени снов, с помощью которой ГГ отправляется в прошлое. Как в аффекте бабочки, только учтя реинкарнацию – он вселяется в тело своего знаменитого предка и при помощи раскачанного до предела на пустошах снайперского искусства «магической телекинетической пулей» убивает Кеннеди. По протухшему мнению ныне сдохшей общественности возможность Волшебного Стрелка Гарри телекинетически управлять своими пулями – это легкая ирония над невозможной траекторией полета пуль, убивших президента Кеннеди. На обложке диска изображен был тот самый легендарный убийца президентов со снайперкой, сатанинским оскалом и стреляной гильзой в зубах. Одна из первых игр с по-настоящему полной свободой мира, живущего независимо от кульбитов оригинальной истории, мир не вращается вокруг игрока. Единственным недостатком игры, пожалуй, была невозможность самому создавать персонажа, эдакая постапокалиптическая Готика, полная пасхалок. После успешного устранения президента Главный Герой в теле своего предка остается единственным, кто помнит тот мир, которого больше никогда не будет, правда жить ему остается всего два дня и вместе с ним умирает последняя правда… Но мало кто даже из опытных игроков, внимательно исследовавших постапокалиптический мир диктата чернокожий и их технологий, понял, что в игре возможен совершенно иной расклад.
-Кеннеди можно не убивать? – Улыбнулся Роб. – Или он не злодей?
-Там есть дом, в доме есть комната, в ней на стене плакат с летающей тарелкой и надпись «Хочу верить»…
-Как у Лесли в шатле?
-Такой у Малдера в «Секретный Материалах» на стене висел, потом культовым стал вместе с сериалом и породил массу фотожаб. Но дело в том, что плакат этот – не пасхалка. За ним – секретная комната, попав в которую герой имеет шанс начать совершенно иной, не менее сложный путь совершенно иного выполнения почти тех же самых заданий, и в конце он узнает всю правду целиком.
-Круто. – Без энтузиазма прокомментировал Роб.
-Однако мало кто…
-Из игроков знает, что и эта правда – не последняя. – Я понял уже. – Улыбнулся Роб. – Видимо, игра пронизана духом конспирологических теорий.
-Это интересная игрушка, намного лучше того, что выпускали в то время. Она как «Когда наестся саранча», выдуманная книжка в выдуманной книжке, про будущее, которому же не быть, она как наша квантовая Хэвок, она и есть – и её нет, все одновременно. После первых стартов игры делали исключительно ИИ под Астрой, а это уже не торт.
-В них нет души?
-Не то…
Арису рассмеялась как Эд Пепелу Тиврусски Четвертый.
-Люблю старые игры. Позже конечно была создана окончательная Ультима, но это онлайн, а уж весь этот Ультиматум Реальности с нейрозаколками и управляемыми снами – вообще ересь, по-моему. Арису хардкорна. – Сказала Арису и наклонила голову так, что анимешные глаза на очках, что украшали Арисин лоб изогнулись чуть коварно и блеснула стилизованна загадочная слеза.
-А еще ты носишь на лбу этот допотопный детектор лжи.
-Это, - Арису дотронулась до налобных очков, на которых появилось стилизованное выражение крайнего смущения, - игрушка из моего детства, и это совсем не детектор лжи, хоть он и чувствует мои эмоции и визуализирует их.
-Хэвок для тебя эмулирует Windows 8?
-А-то! Запретное программировании ИИ – это старый добрый социальный инжиниринг, но это секрет, тсс. И никакого Астра супервизора. – Глаза на лбу Арисы закрывшись, превратились в щелочки. – Меня всегда умиляло, что Хэвок-подобные дочерние ИИ пишут операционные системы под программы, а не наоборот. Знаешь диски со старыми играми доставать ой как сложно, после того как первая дочь Астры – «Гераклина» ИИ совершила свои двенадцать подвигов в том числе – очистила авгиевы конюшни Интернета и орбитального Скайнета от порно, вирей, спорной рекламы и нелицензионного контента. Со всей этой неразберихой и эпидемиями ЭМИ и разрушенными заводами, производившими винты к старому не квантовому железу, раритетные диски разве лишь на дохлом американском континенте в достаточном количестве остались, но там их аборигены иначе используют. А на Хэвок ты зря гонишь – она не тормоз, если язык подвешен. Хэвок-тян на ходу чистит уже запущенный образ от ошибок и к тому же я смогла сотворить подобие мультиплеера, теперь играю за убийцу Ли Хар-рди Освальда, точнее по аналогии – за его недалекого потомка.
-Она только у тебя такая умная, к тому же зачем программировать ИИ, если есть Астра?
-У-ня! – «Глаза» на лбу Арисы превратились во что-то непонятно.
-Понятно. А что не Ультима?
-Леви запретила. Сказала – там до Рей сразу домогаться начнут и быстренько развратят.
-Ну, капитан спец по Ультиме, я даже боюсь играть в игру, если она в неё играет. И по домогательствам она тоже спец. Ты меня заинтересовала – чем на самом деле заканчивается игра?
-Зависит от выбора и интеллекта игрока.
-Как проходила игру ты, Арису? Ты ведь её прошла до того, как втянула в этот порочный развращающий мир орбитального безделия юную Аянами Рей?
-Я не Аянами. – Улыбнулась мягко Рей. – Я просто «Рей».
-Прошла. – Серьезно сказала Арису и сунула в рот соломку баночки с ледяным соком. – Я узнала, что мой «напарник», который отправлялся со мной в прошлое и вел себя там странно на самом деле из 2041 года, настоящего последнего года Человечества. И если Кеннеди шлепнуть – третьей мировой войны, конечно, не будет, миллиарды погибших останутся жить, однако последним президентом Америки будет его потомок, который продвинет Искусственный Интеллект «Матан», позволив последнему окончательно уничтожить человечество своей всепоглощающей, внушенной посредством операции трансгуманизма любовью в технологической сингулярности 2041 года. Матан «напарник» представляет как улыбку Чеширского кота из всех формул математики, парящую в Бездне. Потом они отправляются в прошлое и убивают всех, кто покушается на Кеннеди в тот день – стрелков оказывается больше десятка, включая личную охрану президента. Он там еще говорит главному герою, что они оба и Кеннеди и он – последние Волшебные Стрелки исчезнувшего, «сдвинувшегося» мира и их способности – оттуда. То, что настоящим врагом главного героя оказывался не добродушный Кенни, а сраный в жопу ебаный Матанализ конечно вызывало катарсис у школоты. К тому же третья мировая война, как разрядка с откатом в технологиях, случившаяся до изобретения сильного ИИ, и спасающая человечество от окончательного уничтожения в ходе технологической сингулярности и становления искусственного интеллекта Богом – в те годы было не так уж и заезженно.
-Ну, еще три года осталось, можно и потерпеть. – Улыбнулся осчастливленный Роб и вышел.
-Кенни мертв... – Всхлипнув, Рей закрыла рот руками. – И ничто нам не поможет…
-Без паники Рей, мы из тебя сделаем Стрелка с Черной Горы, будешь у нас вокалоидом и всех спасешь. – Подмигнул Арису двумя парами глаз и задорно облизнулась. А после не в силах сдерживаться стала тискать Рей и хохотать. – Боже, какой же ты еще ребенок у нас! – Кричала она и хохотала. – «Кенни, Кенни мертв и ничто нам не поможет!!!» – где-то я это уже слышала, только там то ли Ленин был, то ли Сталин вместо Кеннеди.
-Кенни, милый, - сказала Рей экрану, парившему в воздухе перед ней, - не умирай, не надо. Хотя бы тот мир спасем, раз этому уже помочь нельзя…
***
-Американцы решили, что самые умные и применили сейсмическое оружие. На праздник, они же самые умные, вот и решили перевести как бы Аллаха на свою сторону. Это было, когда вашему покорному слуге исполнилось пять лет. В Иране призывали к Джихаду, речь толкал один дяденька, а потом там начался ад. Видимо у пиндосов был такой расчет: если землетрясение случится в удобный им момент, все местные фанатики сочтут это знамением и станут думать – мол, Аллах их против Джихада и как бы «За Америку». Это конечно круто пиндосы придумали и сказать, что когда все выяснилось «Мусульмане пришли в ярость» значит, ничего не сказать. Ведь Америка ударила в самое чувствительное место, уж лучше бы закидала ближний восток водородными боеголовками – эффект тот же, что и от сейсмического удара, вызвавшего в итоге волну девятибалок и три мега землетрясение с энергией в тысячи раз превосходящей девять баллов, когда все закончилось – там мало что осталось, но для всего остального Шарика все только лишь начиналось. Собственно, никто после двух японских городов иного от Америки может и не ждал… теперь английский – мертвый язык. Нет живых носителей.
-А увидел живого – сделай мертвым.
-Но, что самое интересное – та компания, что разрабатывала сейсмическую установку, позже оказалось не так проста, она и сейчас трудится на благо ученых Ковчега. Разделяй и властвуй, да Рей? Ты же там выросла, может расскажешь – как там у них, спят по ночам нормально люди… ученые, руками Америки расправившиеся с востоком, а потом руками востока, всего мира – с Америкой и убившие миллиард людей – кошмары не мучают? С тех пор случилось больше восьми тысяч девятибалльных землетрясений, толчки же слабее семи баллов не считаются землетрясением – это обыденность. Угроза цунами у прибрежных городов постоянная, так что они вымерли. Те здания, что не упали – рухнут, японцы их, конечно, хорошо строят, но скоро вся Ниппоно-мать уйдет под воду. Вот в те времена моего бурного детства и стали переселяться в космос. Откуда-то вылезли ЗОГ со всевозможными заоблачными ресурсами. По-идее те же самые «запрещенные» когда-то эксперименты над человеческим геномом велись с тех самых пор, как он был открыт, просто в тайне – а потом все это полезно наружу и стало применяться без объяснений, мол «военное положение». ЗОГ примерило маску спасителя человечества, открыло ему дорогу к звездам, ну или ближайшим планетам пока – и попутно захватило власть над миром, поделив однополярный мирок Шарика на ноль. Теперь там все больше – черти что творится. Лишь лунная колония живет прошлым и еще отчасти вменяема. Луна сейчас – земля полвека назад, по технологиям отстает на десяток лет, а ведь вначале «все самое лучшее – в космос». Что-то с тех пор как ИИ Чарли и Мадока развернулись вслед за старой доброй Астрой земляне стали держаться за свои технологии.
-Яичко разбилось.
-Понимаешь, тонкая такая скорлупа – наши литосферные плиты, вон луна до самого ядра промерзла, а Земля – горячая девушка.
-И давно уже не Земля, а Шарик.
-Но – горячий.
-Потому что – вагинальный.
-У пиндосов побывал.
-Вы развращаете девушку.
-Мы для этого родились, Лесли – девушек развращать. А смущение их – суть ментальная девственность, которая растягивается и рано или поздно рвется, ничего плохого в этом нет.
-Как и хорошего.
-Ты мыслишь как самка.
-А ты как самец.
-Тебе нравится моей мышление?
-Еще одно слово и…
-И это случится, да Лесли? Не стесняйся только этого, ладно?
-Не буду. Только Рей не трогай.
-Языком?
-В смысле?
-Не трогать Рей языком или руками?
-Руками кукол не трогать! Языками тоже не лизать!
-Ты спроси как Спайк: «а ногой можно?»
-Слушай, Лесли – если честно, сознаюсь – я иногда ностальгирую по кантри, отцовскому складу вторсырья, пикапу с «рогатым» капотом и дохлыми скорпионами под обивкой сидений на случай «случайного пассажира подбросить», реднекам женского пола с рыжими волосами и в синих комбинезонах класса «Гаечка»…
-Ты ностальгируешь по Америки?
-Заметно?
-Пока не потеряешь – не поймешь утраты.
-Смеешься.
-Сочувствую.
-В тебе есть что-то ангельское, Лесли. Ветхозаветное. Бессмысленное и беспощадное, как тот ангел, что во славу господа уничтожает города, полные грешников, обидевших слабый и беспомощный, жаждущий «спасения» Израиль. Еврейский подход к религии, сглаженный в более поздних «откровениях».
-Я не люблю убивать людей. Ты не любишь бога?
-Жаль. Он должен мне показаться, прежде чем я определюсь в отношении его срамной    хари, Лесли. Но он меня боится. Может – стесняется, а может – и банально ссыт.
-Боженька, не ссы... – Прошептала тихо Ленор. – Трус, выходи… Явись на Доппльгангер, тут тебя Роб заждался. И Леви по тебе скучает. Можешь даже не умываться от крови невинноубиенных.
-Роб, умойся.
-Я самый чистоплотный механик на свете. Я никогда не моюсь, мне это не надо – ведь я и так чистый как монгол.
-Я люблю тебя. Не в сексуальном смысле конечно. Но дружить с тобой трудно.
-Ленор, убивают люди – не бог.
-Бог создал людей, чтобы они убивали? Я думаю, Бог любит наблюдать за смертью, агонией и страданиями. Я божественна, ведь я тоже с детства это люблю делать. Мы с ним похожи. Окажусь на том свете – займу его место.
-Как?
-Вальну. Ржавым стилетом. Он большего не достоин, самый недостойный из моих врагов. Он вообще самый недостойный, потому и жив до сих пор и присно на небесах чуфанится. А дети – дохнут.
-Ты не уважаешь Бога?
-Давай начистоту, тебя коробит, потому что я не уважаю тебя, как верующую в бога, твои чувства, да? Я думаю – вся твоя вера в бога сплошной эгоизм и мастурбация.
-Да. А еще она очищает.
-Я не уважаю тебя. – Улыбнулась сладко-сладко Ленор. – Вообще я не против дохлых детей, если уж на то пошло. Самая мечтала сдохнуть в детстве, но не сбылась мечта, а теперь смерть уже не та… да… Просто надоедает смотреть, как люди болтают без умолку, а морали, а потом их клинит и снова начинается война. Когда трупы сожгут и закопают – все снова хорошие. И если ты не успела остановиться и продолжаешь ериков клепать – тебя закапывают тоже. Скучно.
-Но все изменилось. – В голосе Лесли возникла печаль.
-Да. И это – последнее предательство. Ненавижу Антихриста. Эта ваша Алиса достала! Надо было все так испоганить – отнять даже месть. Теперь Земля окончательно скатывается в унылое говно, благо космос еще торт, есть куда податься. В космосе во всех смыслах безопаснее, чем на земле. Главное – тут психика остается психеей, а не богомерзким матаном.
-У Вероники Бланш – и психика?
Вероника проигнорировала своего лечащего врача и любовника.
-Тут еще остались законы, пусть и сквозь перманентную амнистию тридцать третьего года. – Продолжала она. – И что? На земле еще остались не упраздненные законы? Боже, и впрямь – пока не потеряешь, не оценишь.
-А может – наоборот?
-Ты считаешь, есть смысл мстить, когда и так скоро вся планета представится, за исключением успевших удрать. Да к тому же на которой идет постоянная вендетта и война всех против всех, в рамках программы по борьбе с перенаселением, одобренная церковью Евангелиона Нового Поколения, Новым Ватиканом (не путать с Небесным!). Я изобрела новое ругательство «иди Последний Завет почитай и будет тебе Вселенское Ня!» Нравится? По-идее, единственное опасное ругательство на периферии под сенью небесных папы и мамы римских. Они-то никогда с новым заветом не расстанутся, хоть он и устарел уже. Или еще за ветхий держатся? Старый софт для мозгов самый лучший? Странно…
-Богохульствующие пираты – это что классика?
-А сейчас мы начнем драться на подушках. Посрамили бога – станем срамить кодекс «Берегового Братства». К тому же мы – женщины, а значит дьявольские создания, дочери Лилит и срамота любого корабля под черным флагом. И вообще – вся срамота в людях, мне на всех плевать, в том числе и на бога, но пока я жива – людишки у меня попляшут.
-Ленор настроена решительно? Она их покарает?
Ленор не обращала внимания на иронию.
-Побойся Лилит, она же с нами.
-Эта?! – Ленор ткнула в Рей пальцем и захохотала. – Еврейская подделка. Знак качества еще поставили, жиды осектанелые. Ты думаешь, я поверю, что у них получилось клонировать никогда не существовавшую Лилит? Или ты хочешь, чтобы я верила, будто они распродают её теперь налево и направо? Это все еврейские корни капитана, мне бы такую ни за что не продали.
-А ты такую хотела? – Встрял Клифт.
-Все сотворенное не существовало до сотворения. – Всплеснула руками Лесли.
-А мастера говорят иначе. Мол – было в камне уже, ум-брал все лишнее-десу.
Сначала возник звук. И звук этот был «Р-р-ро-оо!!!»
Лесли в нем слышалось «Фус Ро Дах, блеать!» Учитывая, что четвертое слово силы драконьего крика знал только Б-г, Лесли поняла – боженька их таки услышал.
Потом пришло пламя. И пламя было во всех отсеках.
Когда мудрая Хэвок потушила пламя и разобралась в прозвучавшем на Доппльгангере Гласе Божьем, оказалось что он возвещал поломку маршевого двигателя.
Аминъ.
Дальше до Нового Ватикана пришлось лететь по инерции и тормозить маневровыми. У Лесли обгорели ресницы. А вот лоли Ленор в пожаре НЕ сгорела. Хоть и пролетела через полмодуля кают-компании, раскинув в полете лапки и врезалась головой в потолок, что окончательно доказало Лесли две вещи. Первое: «Фус Ро Дах» работает, по крайней мере, у Б-га, второе: Бог и вправду душой слаб, а может он просто скрытый педофил.
Хотя это почти всем известно.




Съедобные куклы. Экологические марсианские котики.
Лесли.
-Рей, тебе кто-нибудь говорил про твой высокий социальный статус? Там, в Ковчеге?
Рей отрицательно замотала головой.
-А тут, кто-нибудь из экипажа?
Рей снова мотнула головой с голубыми волосами, в которых Лесли упорно виделись пряди медузы.
-Вот козлы. Хотя они парни, что с них взять. Не оставляют надежды тобой воспользоваться. Это мерзко. И наши девушки недалеко от них ушли. Подозреваю, что мы с тобой тут одни нормальные. Не Буч и не Дайк, и даже не Эмо. – Лесли пододвинулась поближе. – В общем, слушай меня Рей. Если начнут лапать – сразу беги ко мне. И знай, если обижают – ты можешь жаловаться. Ты единственная из команды, кого поддерживает закон после поправок 1.29 по Земле и околоземному пространству. Ты – продана была как вещь, но ты не раба, если ты на кого-то пожалуешься, кроме своего хозяина – этого «кого-то» нахрен казнят. Если я пожалуюсь – ничего уже не будет, хотя раньше я могла требовать сатисфакции своих претензий в суде согласно законодательству мировому или данной, конкретной страны. Теперь же только на Луне и на Марсе есть законодательство, которое поддерживает «устаревшую» меня, я словно стала софтом, который больше не поддерживает производитель, печалька. Ты иная, ты поняла?
-Я ни за что не буду жаловаться. – Слегка испугалась Рей. По крайней мере, внешне проявилась капля волнения.
-Слушай меня, Рей. Тут люди хорошие… ну кроме механика и этой, с DFC-синдромом… полурослика нашего короче, Ленор. Но если будут приставать – сразу ко мне. Чтобы избежать осложнений нужно решать проблему сразу, поняла?
Рей кивнула как маленькая девочка. И вправду восемь, хоть и выглядит на четырнадцать-пятнадцать.
-Леви хорошая, хоть и грубая, её не бойся.
-Не буду. – Рей отдала честь. Она умеет шутить? Какая продвинутая модель, подумала Лесли и поймала себя, что думает о Рей как о кукле.
-Можно тебя потрогать.
Рей кивнула.
-Ты теплая. Я, конечно, понимаю, что твою ДНК с нуля из атомов собрали, и органы у тебя иначе функционируют, чем у людей… простых людей, Рей – я считаю тебя человеком.
Лесли ожидала реакции, но видать Рей было до лампочки кем или чем её считают. Зато она осматривала внимательным и любопытным взглядом внутренность шатла Лесли, припаркованного «на», а точнее – «у» Доппльгангера и состыкованного с ним.
-Слушай, Рей. Ты знаешь, со всей этой неразберихой с законами на Земле… то ли они есть, то ли уже упразднены, как в Последнем Завете велено… я не очень набожная, к тому же последователей Последнего завета считают последователями Антихриста, и от этого я тем более хочу держаться подальше, поэтому просто скажу: людей за людей на Земле уже не считают, но к животным там все еще относятся хорошо. Поэтому людям на Земле можно жить, а вот таким как ты остается лишь как сыркам глазированным в масле кататься.
-Сыркам. – Повторила Рей и кивнула. – Сырно. – И снова кивнула. – Ага.
-Рей. Получается на Земле остаются законы для кукол, а люди пусть живут, как приходится в гибнущем мире. Я не все понимаю, то есть все – но не всегда уверена, что успеваю ухватить самую суть, мир слишком быстро меняется, а в последние годы, после… того случая на Софионе я еще и в депрессию впала… в общем перестала следить за миром, и очнулась словно после сна в другом сне.
Рей оживилась.
-Мне это знакомо. – Она внимательно смотрела в глаза Лесли. – Ты тоже не считаешь, что окончательно проснулась. – Рей посмотрела на изображения стен. – Мне кажется. – Рей положила руку себе на грудь. – Я все еще сплю. И вот-вот проснусь. А еще я думаю, мои сны больше похожи на реальность, чем то, что меня окружает.
-Тебя обижали?
-Мне нравится ваш корабль. – Рей смутилась, внешне, весьма культурно, а Лесли поняла – девочка учится общаться с людьми и делает это весьма неплохо и прогрессивно, перенимая не все подряд у команды, и это хорошо. Чувство жалости к Рей постепенно остывало, превращаясь в приятную симпатию. Лесли не любила жалость, ведь она не могла жалеть себя, хоть и следовало – просто не было сил. И не было уже того, кого она хотела бы жалеть. То есть – совсем не жалеть! Не жалеть хотела, а теперь и пожалеть не может…
-Тебе грустно.
Лесли подняла глаза на Рей.
-Я просто устала.
-У тебя темные глаза. Вот тут. – Рей показала.
-Это называется «темные круги под глазами», бывает. – Улыбнулась Лесли, слегка пересилив себя. – Я тут читала о тебе, оказывается ты – съедобна… вкуснее человека.
Рей куснула себя за руку. Лесли рассмеялась.
-Хочешь попробовать?
Рей серьезно это предложила, но Лесли отказалась.
-Не в этот раз, и вообще – это странно. Зачем они делают съедобных кукол?
-Чтобы нас ели.
-Ты знаешь, что ты кукла?
-Мне говорили об этом. И постоянно так называют Рей при ней.
-Рей. Юки Рей, можно тебя так называть?
И Рей снова кивнула. Слов «да» и «нет» она не знала.
-Рей. Я что-то хотела сказать про твой социальный статус… и забыла.
-Он высокий. – Рей рассматривала отвлеченно потолок, но явно слышала все.
-Да, ты права – выше, чем у людей простых, рожденных обычным способом, с точки зрения Оккупационного Правительства Терры.
-Еврейского. – Снова, не отрываясь от явно интересовавшего её больше, чем Лесли потолка с парящими под ним призрачными планетами, поправила девушку Рей.
-Да, ты права – Еврейского Оккупационного правительства Земли.
-ZOG. Это смешно? Мне кажется, все улыбаются, когда это произносят.
-Уже не смешно. Лет десять как не смешно, но инерция бывает не только в физике, ты же знаешь.
-Я знаю про инерцию. Это весело, пока не привыкнешь.
-Все в этом мире весело, пока не привыкнешь.
***
-Гаечка. Вот я стою и думаю: «у нашей Гаечки резьба есть?» То есть – она вообще Гаечка, или уже можно начинать её именовать Шайбой?
-Шайбу! – Подняла лапки Рей. Ребенок… - Шайбу! – Вот где она этого набралась? Неужели как Ленор – того, «Анды»?
-Слушай, Клиф. – Шепнула Лесли медику. – Ты конечно не мозгоправ, но проверил бы НАШУ Рей на предмет наличия Анд.
Мозгоправ – не прав, но он – Мозг!
-Не понял.
-Ну – Анд! Понимаешь?
-Извини.
Лесли сделала страшный голос с комичной миной.
-«Это не Альфа, а Анды!», понимаешь?
-Ты про сканирование её мозга?
-Ты просто гений телепатии, Клиф.
-Я не Ленор Бланш.
-Но и не Саймок. Сделаешь?
-Ну, если ты настаиваешь?
-Это погоди кА, а где энтузиазм? Мы вместе. Сообща. Командная работа!
-Я не фанат самодеятельности в кружках, извини.
-Вот вы все козлы такие.
-Ты хотела сказать «мужики»?
-А разве не одно и то же?
-Я не филолог.
-Не помнишь всех синонимов слова «мужики»?
-Статьи «козлы-козы», по-моему, там не только мужики были в синонимах. Но я могу и ошибаться, Лесли, не кипятись, ты слишком красная. У вас удары в роду бывали?
-При слове «удар» я могу уже ставить твою компетенцию как врача под сомнение. Мы в каком веке живем? Не в двадцатом же! А это вообще – из девятнадцатого!
-Я не этот «удар» имел в виду, но если ты настаиваешь на кровопускании, хотя тут скорее психологическая помощь присутствует, так сказать – снимает напряжение и излишнюю зацикленность пациента на себе самом. Помимо кровопускание практиковались бокс и…
-А что ты имел в виду?!! – Закричала взбешенная Лесли.
-Я про голову. – Совсем смущенный и затравленный, пристыженный и слегка разочарованный – словно он не нарочно так далеко зашел, будто бы и не издевается вовсе – вот именно такой Клиффорд, закрыв кавайно глаза, тер себе затылок. Лесли стала прикидывать, сколько он весит, но в результате в голову лезли лишь диеты, на которых сидела мать и которые читала Лесли на ночь вместо сказок.
Лесли чувствовала, что её тошнит.
-Что-то меня тошнит. – Сказала она, решив до конца жизни говорить лишь то, что чувствует, думает и хочет в настоящий момент. Ни о чем больше не думая, ни-о-чем.
-Изощряетесь в остроумии?
-Уже не-ет… - Простонала Лесли.
-Лесли думает, что беременна. – Сказал Клифт Арисе. – Просит помочь в определении пола будущего ребенка и хочет сделать тест на ДНК, чтобы сузить круг предполагаемых кандидатов в отцовство.
-Лесли, это правда? – Не менее честная и по-детски невозмутимо-пунктуальная, Арису походила в этот момент на сестру Ленор. – Лесли, что ты делаешь, эту трубу ты не сможешь отодрать от палубы, она сварная, к тому же зачем она тебе?
-Это наглая... - голос Лесли сорвался. – Бессовестная, провокация!..
-То есть ложь, пиздеж и провокация или есть отличия от шаблона провокации по ГОСТу?
-Ленор, и ты продалась им?
-Я не Ленор. – Ответила Арису. – Я – Ариса.
-У тебя жар, дай попробую. – Попытался положить свою загребущую лапу самца ей на лоб Клиф, но Лесли вырвалась в слезах.
-Я уже три года не трахалась и все это знают!
-Бедная. – Поникла, раздавленная этим признанием Арису. – У тебя нет денег даже на такую безделушку? Продай свой штамп и живи пока у меня.
-Злая ты.
-Я – исследовательница. Что хочу – то и исследую. Если хочешь добрую Арису, скажи ей и с тобой она будет доброй. Арису переключиться в режим «добро» для пользователя Лесли-тян?
-Хватит придуриваться, Ариса, я серьезно в печали.
-А в чем причина твоей печали?
-Не знаю.
-Событий, причина которых неизвестна, не существует.
Лесли встрепенулась.
-Вот тут ты совершенно не права.
-Ты говоришь это как детектив с сильно развитой дедукцией или как носитель неизвестного Арисе штампа печали?
-События происходят вне зависимости от того, знаем мы их причины или нет.
-На макроуровне – да. Но если ты сможешь доказать что печаль явление не квантового микромира, тебе дадут Нобелевскую премию, если конечно их все еще вручают. Понимаешь Лесли, определенные сигнатуры твоего разума, характерные для существа по имени Человек Разумный вообще и определяемые самим им как «печаль» могут определяться как угодно, на самом деле. Например – как радость или счастье. Это как дальтонизм. Ты не различаешь красный и зеленый, путаешь их и в то же время они оба для тебя существуют, но ты не можешь доказать свой красный и свой, именно твой зеленый остальным людям.
-Ленор за номером два, не пугай меня, неужели ты не отличаешь с рождения печаль от счастья? Как такие создания могут существовать?
-А ты отличаешь блумп от блумбума? А это суть души, правда, не человека. И вообще, все ей будем.
-Душой?
-Ленор.
-Я думаю у вас у обеих слабо проявившийся Пандорум. – Клиф поправил ловким движением круглые желтые очки и улыбнулся грустно. – Девочки, вам просто необходимо пройти у меня полное и доскональное обследование.
-Ты хочешь поиграть с нами в доктора, Клиффорд? Ты же реднек, верно?
-Чему быть, того кому-то не миновать.
-Как реднек смог стать доком на звездолете?
Звездолет – это обычный корабль, летающий не дальше орбиты Луны, но на нем много травы. Лесли это знала. Звездолеты иногда выпадают в астрал, ну или – уходят в гипер. Связи с кораблем в такие моменты нет, так как там все обдолбанные, даже ИИ – это называется «утюкаться в дюзю». «Сопло» или «Дюза», но в данном употреблении именно «в дюзю», никто не говорит «утюкаться в сопло», зато «в сопло» можно дрочить, однако это не предвещает ничего хорошего. Лесли много чего на этом Доппльгангера узнала про космонавтов. Вот Цельнометаллическая Оболочка – типичный звездолет. Доппльгангер пока еще не окончательный звездолет, но может им стать в скором времени, и Лесли это не нравилось, но разве её когда-то всерьез спрашивали? Долбанный жаргон…
А ведь когда-то она мечтала стать сыщиком!
И никакого космолома.
-Слушай, реднек. Тебе нужны для счастья: ты сам, собака реднека и неведомая ебаная хуйня из далекого космоса, которую ты мог бы изучать, я права? Мы не собаки, и уж точно не такие, как ты, может ты нас за инопланетянок принял?
-А если вы, дамы лаять начнете и на людей кидаться из-за пандорума в ваших маленьких головках, моя репутация доктора пойдет насмарку?
-Мы тебе купим другой диплом.
-Никто не верит, что это мой настоящий диплом, да?
-Нет.
-Нет? – Скукожился Клиффорд.
-Да.
-Да?
-Скажи, Клиффор, а в гинекологии ты хорошо разбираешься?
-Не хуже, чем в нейрохирургии.
-А в нейрохирургии.
-Почти так же, как в гинекологии.
-Это самый бессмысленный разговор за последние два месяца, я чувствую, как мои мозги улетают в вакуум. Но это так расслабляет, нужно будет в следующий раз выбирать платиновую краску. – Арису расправила руки и стала порхать, едва касаясь палубы. Потом взбежала на стенку и оттуда – оказалась на потолке, удерживая свой странный компьютер в деревянном некрашеном и нелакированном корпусе двумя пальцами.
Впрочем не долго ей пришлось стоять на потолке – он отторгнул Арису и та, перевернувшись в воздухе, приземлилась чуть ли не на стопы ног Клифу.
-Меня засасывает. – Прошептала сладким и бархатным с хрипотой и полной отрешенностью голосом в ухо ему Арису. Голос не был сексуальным в привычном понимании этого слова, скорее он был терапевтическим. Именно так говорила Ленор, Лесли смогла бы ошибиться, не видь она обладателя голоса прямо перед собой.
-Как это у тебя получается?
-Голосовые связки.
-Что? – Обернулась Лесли к Клифу и снова посмотрела на Арису, танцующую с (это ведь когда-то называлось нетбук?) нетбуком на голове.
-Разреженное давление не  до конца терраформированного Марса, особенная атмосфера – меняются связки. Можно сказать Марсианский акцент. Так говорил мистер Фримен когда-то.
-У него жестче голос.
-Ты смотрела Фримена?!
-Кусочек. – Насупилась Арису. – Скучно, устарело. Я много с чем ночами знакомлюсь. Был такой мультфильм, ежик в тумане.
-А там мягче, там просто терапевтический, но без акцента. Я же врач все-таки, что бы вы обо мне не думали. Любая девочка, прилетевшая с Марса, какое-то время будет говорить так, словно посадила слегка горло. Не совсем, словно «посадила» – ну да ладно.
-Какое-то время? Но ведь ни Арису, ни Ленор, то есть Вероника – они не были на Марсе!
-Не были. Как и я. Но понимаешь, Вероника общалась с кем-то, кто там был. И достаточно близко, ты понимаешь, в каком смысле близко?
-Рот-в-рот? – продемонстрировала догадку на пальцах Арису.
-Нет. – Схватился за лицо Клиф. – Ближе.
-Вот настолько?
-Еще ближе!
-Срослись как сиамские близнецы, а потом их разделили?
-Еще!!
-Куда уж ближе. – Заметила Лесли.
-Ближе, чем может обычный человек.
-То есть она непроизвольно?
-Да, это что-то наподобие непроизвольных слов паразитов, что заражают людей при общении: передаются при близком общении, когда один человек нравится другому и тот начинает за ним непроизвольно повторять речевые обороты.
-Венерические слова? – прикрыла один глаз Ариса-на-потолке. И снова упала на пол, больше секунды ей не удавалось там удержаться даже при минимальной силе тяжести.
-Ну да, губы они везде губы. – Пожала плечами Лесли.
-Богиня Гаечка закончила ремонт! – отрапортовала монотонно и вместе с тем слегка игриво Ленор. – Вот, это там лишнее. Я замкнула иначе.
И Ленор передала Клифу кусок металла по форме схожий с Сефиротом.
-У нас двигатель на каббале работает? – Чувствуя всю глупость своего вопроса, все же спросила Лесли.
-А ты не знала? И еще на такой клейкой массе, выделяемой носовыми железами приматов. – Богиня Гаечка, чумазая и в реднековском синем костюме, одетом поверх тонкого модного нынче среди следящих за фигурой виктимно-суицидальных антихристианских лоли «скафандра» без серьезной теплозащиты, вообще – без какой либо защиты, тот еще бронелифчик – обернулась к Клифу и пожаловалась.
-Знаешь, эти жиды всюду свой Сефирот пихают, мне он уже сниться скоро будет. Если смотреть на чертеж нашей установки – их там пруд пруди, псих какой-то конструировал… но богомерзких копирайтом еще больше.
-А мне снятся три шестерки. – Заметила, пытающаяся научиться бегать по потолку Ариса. – И везде их встречаю. Бывает на Луне что-то на закачку с земных серверов ставлю и как посмотрю – шестьсот шестьдесят шесть терабайт осталось. Или время – три шестерки. Или размер файла. Раз в день обязательно их вижу, уже привыкла – не удивляюсь.
Все посмотрели на неё, но промолчали, а она как ни в чем бывало продолжала скакать со стены на потолок, оттуда на пол и снова на потолок.
-Так куда мне эту железяку девать?
-Где взяла, туда и засунь.
-Снова вскрыть кожух, сняв всю сраную термоплитку и сунуть туда эту хрень, чтобы там все перекосило?
-Там эта хрень была?
-Она там не нужна. Я уже много чего оттуда вынула и с каждым разом двигатель работает все легче и легче!
Клифт повернулся к Лесли и стал объяснять, словно Ленор тут и не было.
-Богиня каждый раз перебирает маршевый двигатель Доппльгангера, пока тот чалит ускорение на маневровых и каждый раз остаются лишние, нафиг там не нужные детали?
-Ну, я же Богиня!
-Ты лишь её Инкарнация, причем  весьма сомнительная. Так что на харизму Гаечки не рассчитывай.
-Ты нас не взорвешь?
-Не я. – Подняла руки Бланш. – Двигатель – возможно. Астероид встречный-поперечный. И вообще, у вас есть Роб. Он – механик, а я разнорабочий. В отрытом космосе работаю, но двигательная установка Доппльгангера не мой приоритетный профиль.
-Но он спит. – Развела лапками Арису, свалилась с потолка и ударилась головой об пол, рядом брякнулся её древнейший жутковатый, как и любой из динозавров, ноутбук. – А сон солдата свят. – Добавила Арису и, не пытаясь подниматься. – Арису поняла, механики – они такие же, как и врачи. А механики двигательной установки – как хирурги, впрочем.
Лесли не любила дино…
Дино не любили Лесли…
Дино на полу смотрел на Лесли и скалился. А рядом лежала, раскинув руки бабочкой, Арису и смотрела золотыми глазами в потолок.
Словно умерла. Прикидывается, дурочка…
Лесли снилась Ленор. Умница Ленор окончательно разобрала двигатель Доппльгангера и сняла с него все механизмы, выбросив их в утилизатор. Избавившийся от пут своего тела Великий Двигатель пиратского корабля высвободил весь свой скрытый потенциал и заработал, наконец, в полную силу. Двигателя собственно уже и не было, лишь кабалистические знаки висели в воздухе в тех местах, где прежде стояли детали с нанесенными десницей Инженера символами. Деталей больше не было, но символы остались, душа жила без тела, символика горела, и корабль несся в yuri-розовые дали. Только проснувшись, Лесли осознала – какой это был идиотизм.
***
-Я что проспал поломку маршевого двигателя? – Спросил сонный Роб, протирая рукой добрую половину заспанного лица.
-Няк-няк. Механик. Веревку принести?
-Слышь! – Ткнула Ленор локтем в ребра Рей, та вздрогнула и села ровно и прямо-прямо. – Лесли такая: «веревку принести?»
Рей культурно улыбнулась, чуть-чуть, скромно-скромно. Лесли вздохнула. Роб повернулся к ней и смерил взглядом.
-Как же ты теперь, Роберт, дорогой?
-Оставь. – Ответил парень. – Нюхом чую, тебе она самой пригодится. А как наши святые отцы?
-Заперлись в каюте и чем-то маются.
-Спят поди.
-Камеры?
-Леви отключила. У неё  с этими бородачами договор. Петра на них нет.
-У меня есть его крест. – Заметила Ленор, демонстрируя перевернутый серебряный крестик. – Сгодится против бородачей?
-Так может, они там сейчас играют в кости на раздевание?
-Я туда не хочу.
-С ними девушка была.
-Ну, тогда понятно, зачем святые отцы заперлись. Впервые небось со своего Небесного Ватикана выбрались с девушкой, расслабляются. Надеюсь, астрономический центр искусственной гравитационной линзы – не предлог для святош потрахаться от души.  А-то мы их туда-сюда покатаем попусту. Кстати, а Леви спит?
-А может, они и не спят, а теракт собираются устроить. – Роб повернулся. – Хэвок, включи наблюдение в каюте, отведенной пассажирам с небесного Ватикана!
-Леви будет злиться.
-Хэвок, твою мать, я тебя за борт вышвырну, и место на носу освободится. Мими в десять раз меньше тебя места занимает, она станет корабельным Инскином!
-Ковай. – Грустно прошептала Хэвок и пару раз моргнула красными глазами. Цветы на её изящном одеянии плыли, словно по воде, исчезая за кромкой. Так вот куда деваются полоски на волчке!
-Там у нас теракт готовится!!
-Американец. – Прошептала Хэвок. Роберт открыл ящичек, достал набор инструментов, обернул вокруг пояса, взял по дрону в руки и сказал:
-Вы как хотите, а я иду на нос демонтировать Хэвок. Достала, честно.
-Грозиться смертоубийством Искусственному Интеллекту дочернему от Астры первого поколения нулевой стоимости, (нет к продаже) не самая лучшая политика в вербальном общении.
-Это бессмысленно и беспощадно, Роб. – Добавила Ленор, скосив на него глаза и пару раз «мигнула» очками, которые были у неё на лбу и на которых меняли выражение нарисованные детские глаза. Сейчас глаза были грустные.
-Зато приносит Радость. Так кажется написано в Последнем Завете? Ультранасилие приносит тем больше радости, чем меньше времени прошло от начала мозговой реакции раздражения или злости до удовлетворения её, ънима!! ънима!!! – Роб вскидывал руки с зажатыми в них дронами вверх, и с каждым выкриком Хэвок грустнела.
-Вы люди только и занимаетесь тем, что приносит Радость.
-Ты сатанист Роберт, но ты умеешь общаться с Искусственным Интеллектом.
-Неудивительно, говорят, Антихристом была потерянная или скорее уничтоженная американская Алиса ИИ в органической оболочке.
-Да ты что? А я думала – это и впрямь Мику рождалась. Нет, я серьезно...
***
-Я понимаю, вы её не любите, но она не такая уж и плохая, хоть иногда говорит странные вещи. – Рей смутилась, она не умела вступаться за подруг перед другими друзьями и не знала, с чего начинают примирение. – Может быть вы…
Рей оглядела лица. Все смотрели по-разному, и вместе с тем – было что-то общее в этих взглядах.
-Рей. – Напряженно сказал Роберт. – У нас на борту нет никакой Тришы.
-Ну вот. Кстати, Клиф – я же тебе говорила: ПРОВЕДИ ПОЛНОЕ ОБСЛЕДОВАНИЕ РЕЙ!!!
-Что, теперь у нас не только Ленор сама с собой разговаривает?
-Я бы не сказала… - Ленор ковыряла тарелку вилкой. – Не сказала бы я, что Рей разговаривает именно с собой.
-Что ты там бормочешь, Бланш?
-Кстати, её же можно обменять – пока гарантийный срок не вышел, не нужно беспокоиться о дефектах!
-Леви, у тебя совесть есть?
-Она определенно. – Вилка Ленор танцевала перед лицами команды. – Откуда-то получает информацию.
-Какого рода?
-Ну – к примеру – Рей уже нехило осведомлена о прошлом членов экипажа.
-Хэвок, мать твою! – Заорал Роб.
-Мать твоя Хэвок явилась. – Бесстрастно рапортировала девочка в юкате.
-При взлете со старушки Земли, ты проверила себя?
-Отключена возможность внешнего управления системной службой, самозащита – включена.
-А если серьезно – я тебя точно демонтирую, если ты сейчас же не все точки над происходящими событиями.
-Ленор, а как ты до всего этого дошла?
-«Триша» общается только с Рей, но я могу чувствовать мысли Рей. Как и любого из вас. Та «Триша» умеет это делать не хуже меня, в принципе, хоть и техника другая. Словно бы специально на это заточена, считывают то деятельность «мозгов» членов экипажа они с Хэвоком при помощи одной и той же аппаратуры, вся разница в обработке и качестве результата, это земля и небо...
-Это все помимо DFC-синдрома особой тяжести?
Вилка Ленор уткнулась в тарелку.
-Да, помимо…
-А что ты нам сразу не сказала?
-Сюрприз! – Закричала Ленор, стуча вилкой по тарелке. – Вы выиграли!!!
-Доклад ждет.
-А в двух словах, Хэвок?
-За исключением поломки двигателя и сна в неположенном месте члена экипажа по имени «Ариса» за последний месяц на борту судна ничего особенного не происходило.
-Хэвок, ты ходишь по краю.
-Ну, это взлом, банальный взлом. Я не верю в привидения, если они не из машины только. Хэвок, не обижайся на Роба, он всегда кричит, к тому же у него есть Мими, и ты ему не нужна, а у нас ты одна, никто тебя демонтировать не будет, хоть ты и не стоишь ничего, потому что родилась под Астрой.
-А если бы Хэвок можно было продать – мы бы её уже давно продали. Хэвок, ты никакого… давления в себе нигде не ощущаешь? Ничего не жмет там? В попе, к примеру, или промеж твоих тонких ножек? Потому что по моему скромному мнению у нас на борту завелся пиратский Искусственный Интеллект автономного класса. И ему негде исполняться, кроме твоего допотопного двухметрового квантового кубика на носу, у Мими же врожденный «синдром одиночки», она не общается ни по каким сетям, ни земной Интернет два, ни космический Скайнет, не нужно пытаться на неё все свалить. Я думаю, тебя поимели Хэвок, а вместе с тобой и всех нас!..
Хэвок смотрела своими красными глазами и молчала. Похожая на куклу, Хэвок была как карамелька с начинкой из крови, завернутая в ткань, по которой текли цветы. Рей находила Хэвок очень изящной, утонченной. Рей вздрагивала каждый раз, как на Хэвок кричали. Хэвок нравилась Рей своим абсолютным спокойствием, но вместе с тем Рей понимала – именно это и бесит остальных в Хэвок.
-Арису, придется нам.
-У-ня!! – Закричала, проснувшаяся Арису и прыгнула под стол, откуда вынырнула с деревянной коробочкой. – Споки-доки, я же тут!
Роб с Арису обнаружили Тришу спустя час, для этого им пришлось, разобрав Хэвок, запрашивать её супервизора – материнскую Астру. Хэвок стоически перенесла все это, включая остановку и перезапуск – не пискнула, зато теперь Тришу видели все. Она ходила по потолку рубки и искала паучков. Скоро в рубке собрались все члены экипажа.
-И это у нас еще с последней посадки на Земле?
-Может быть, она шла в комплекте к Рей? – Леви улыбнулась, пытаясь стряхнуть с себя вину – и засмеялась, вздрагивая в почти полной тишине.
-Капитан, сэр, не стройте из себя идиотку.
-Лучше бы это были снова долбанные коты с Наруто.
-Коты? – Рей вздрогнула и остановилась, представив себе весь корабль, который теперь стал её новым домом в котах. – Коты?
-Петы с Наруто, каждый раз как мимо них пролетаем, у нас тут кошачий цирк начинается. Всем там верховодящая Верховная Няша не может без них. Всегда можно определить, когда они поблизости – сразу спамят котами, работать нельзя, хоть отключай дополненную реальность вообще. И ведь забанешь – сигнала о помощи не услышишь. А они наглые такие, мол «поиграйте с моим любимцем, ему тут скучно…», эти дети никогда не повзрослеют.
-Ну, они же – дети.
-Логично, правда? Никогда не повзрослеют, потому что уже дети. Это как парадоксы древних. Знаешь, был один тип, доказывал невозможность движения. Ничто и никогда не достигнет цели, потому что для того, чтобы достигнуть её, нужно сначала пройти половину пути, а чтобы пройти её – нужно пройти половину её и так до бесконечности.
-Летящая стрела неподвижна, так как в каждый момент времени она занимает равное себе положение, то есть покоится; поскольку она покоится в каждый момент времени, то она покоится во все моменты времени, то есть не существует момента времени, в котором стрела совершает движение?? Движение невозможно в этом мире с логической точки зрения. Глюк Матрицы, так известный багоюзер Нео тормозил пули в Матрице – он просто не верил, что они когда-нибудь долетят до него – и они, не будучи субъектами, летели на месте. Как Алиса в бегала во сне, как Мадока убегала от Кубея. С этим связан полезный для мальчиков Квантовый эффект Зенона, говорят Астра заставит его работать на макроуровне и докажет, что она Бог. Рей так тоже может, а ну скажи Рей: «АТ-поле на максимум!»
-У тебя имплантаты в голове?
-Это называется фотографическая память.
-Это называется «я дрон с фотокамерой по жизни».
-Это называется – нормальная память, а вы все недоумки.
-Это все глюки одного наблюдателя. В принципе – Бог всеобъемлющий неподвижен и не может сдвинуться с места…
-Малолетние Д с Наруто явно хотят на практике доказать невозможность взросление. Ведь прежде, чем стать взрослым – нужно стать подростком, а у них этого не получается.
-Говорят – он жил в бочке. Или это другой древний тип?
-Это похоже на наши условия. Замкнутая среда обитания с постоянной угрозой пандорума, явно прельщающая потомков тех, кто на рубеже веков гордо именовался хикикомори. Рей, ты знаешь, кто такая хикикомори?
Рей отрицательно замотала головой.
-А хикикомори знали в своей время, кто такая Рей.
-Правда?
-Да. Еще они поклонялись тебе как богине и подспудно дрочили на тебя.
-Снова развращаем Рей?
-Ты посмотри, что она к нам притащила!
Триша упражнялась на потолке в боксировании. Длинные пепельно-белые волосы развивались, обтягивающая тонкая белая «вторая кожа» напоминала кожу первую, и на первый взгляд казалось, что она голая. У Тришы проступали соски, но не было ореола, к тому же Рей знала, что на самом деле она буквально сшита из различных частей, словно бы девочку разрезали на двадцать семь частей, а потом снова сшили. Шрамов под тонкой одеждой тоже не различить. На руках – перчатки, схожие с боксерскими. И она – боксирует с тенью Муххахамеда Али.
Так, по крайней мере, Триша Валентайн сказала Рей, впервые натянув эти перчатки. Еще Триша говорила, что она Последняя Американка и Постъядерная Девочка. Её красные глаза были честны и открыты, в них столько жизни. Триша ни минуты не стояла на месте, почти как Ариса, совсем не как любившая тишину Рей. Кто же она?
Рей хотела спросить, но стеснялась при всех. И, однако, никто не пытался говорить с Тришей, всем достаточно было того, что она просто есть на их корабле. Все обсуждали, что с ней делать, даже не пытаясь спросить саму Тришу, словно её и не было, будто бы она была вещью. Как кукла? Нет, к Рей все относились иначе.

1 комментарий:

  1. Офигительное начало. Только мне показалось или пропущена одна глава? Название есть, а самой главы нет. Напоминает и Ковбой Бибоп и Светлячок (сериал, а не фильм тот г...) и сама не пойму что именно. Странники? Почти Хайнлайн

    ОтветитьУдалить